Наруто фанфик / Возрождение Великой Троицы. Cпешл 1 и Спешл 2

Автор: BlackRaven
Название: Возрождение Великой Троицы
Персонажи: Наруто/Хината, Саске, Сакура, Орочимару, Тсунаде, Джирайя, Ли, Третий Хокаге, Какаши, Акацуки и другие...
Рейтинг: R
Жанры:  Гет, Юмор, Драма, Экшн (action), Пародия, Стёб 
Предупреждения: OOC

Статус: ЗАКОНЧЕН
Размер:
 Макси, 269 страниц
От автора:
 Время Великой Троицы саннинов Конохи близится к закату. Желая оставить после себя преемников, наследников своего мастерства, они берут себе учеников. Орочимару решает обучать Наруто Узумаки, Тсунаде берет под свою опеку Саске Учиху, а Джирайя становится учителем Сакуры Харуно. Что из этого получится? Как изменится характер и судьба каждого из героев? Как сложится судьба мира шиноби? Всё это ждет вас в этом фанфике.
Дисклеймер:
 Масаши Кишимото 

 
 
 
Спешл. Суп Судьбы. 
Три года спустя

Еще один светлый, но отнюдь не теплый день в Конохе. Сколько таких уже было на этой неделе? Всё вокруг было укутано снегом. Солнечные холодные зимние лучи, издеваясь, бегали по деревне, как бы напоминая о том, что близится теплый сезон, но и вызывая бурю тоски по прошлому лету, которое прошло так быстро и бесследно... Многие склонялись к мысли, что попросту его просрали. 
Лик Шестого Хокаге, занявшего пост главы деревни в куда более юном возрасте, чем его предшественники, взирал на заснеженную Коноху, как всегда, показывая ей длинный язык. Соседствующее с лицом великого Узумаки Наруто лицо не менее великого Орочимару устремило взгляд прямо на Резиденцию. В каменных глазах Пятого было запечатлено свойственное ему неодобрение, которое исчезало у змеиного саннина только под градусом. 
Каждый раз, выглядывая из окна своего кабинета, Узумаки встречался с взглядом своего наставника. И хоть Орочимару так быстро его покинул после сложения с себя полномочий Хокаге, Наруто всё еще ощущал тень присутствия учителя. 
"Хватит, Орочимару-сенсей оставил на тебя все свои дела и бросил тебя. Когда ты слышал о нем в последний раз? Брось эти мысли, теперь ты — Хокаге", — сказал он себе. 
За эти годы мир сильно изменился. После того, как Мудрец Шести Рецептов спас его от Мадары и избавил от Десятихвостого, преобразовав монстра в чистую природную чакру, в пяти крупнейших деревнях воцарились покой и процветание. Крупные войны прекратились. Лишь периодические маленькие конфликты, обусловленные тем, что шиноби просто не могут жить в абсолютном равновесии, возникали то в той, то в иной точке мировой карты. Впрочем, усилиями Пяти Каге все эти конфликты быстро нейтрализовывались. Ситуация устаканивалась, а политика ранее воюющих поселений сменялась на миротворческую, направленную на технологический прогресс и экономическое развитие.
Узумаки крутанулся в кресле, поднял взгляд на стену, на которой висели портреты предыдущих Хокаге и ненадолго задержал взгляд на портрете Четвертого. 
"Из тебя получится прекрасный Шестой Хокаге, Наруто. Знай, я тобой горжусь!" — прозвучали в голове нашего героя последние слова отца. 
Стать Хокаге... Такова была мечта Наруто с самого детства. Он упорно гнался за ней, не думая о том, как непросто занимать эту должность. И, естественно, не думал, что Орочимару подставит его, свалив на него всю свою недоделанную работу, в которой Узумаки пришлось копаться целый месяц даже с помощью теневых клонов. 
На него свалилось столько дел, что день превратился в одну сплошную повседневную рутину. Подписать документы, ответить на дипломатические письма, принять запоздалую булькающую в контейнере посылку от Почты Конохи, адресованную Орочимару по какому-то особому поводу. Он, конечно, привык к подобным вещам и довольно неплохо с ними справлялся, но делать постоянно одно и то же было невозможно. Впрочем, иногда его бухгалтерскую работенку разбавляло расширение Конохи. Градостроительством Наруто занимался лично. С помощью Стихии Дерева блондин создавал новые и новые шедевры архитектуры. 
Чего-то в жизни Хокаге не хватало. Не медицинской практики и не вскрытия трупов, которое стало для ученика Орочимару чем-то вроде хобби. Не хватало приключений, которых Наруто лишился, оказавшись фактически запертым в своей резиденции. 
— К чёрту всё, — пробормотал Наруто, небрежно смахнув кипу бумаг со своего стола. Документы с характерным шелестом взметнулись вверх, заполонив в одно мгновение всё помещение, а затем опустились на пол. 
"Прекрасно...", — мысленно прошипел он, глубоко вдохнув, чтобы унять раздражение. 
— Я погляжу, ты прекрасно справляешься со своими обязанностями, — услышал он голос Саске с нескрываемой ноткой сарказма, прежде чем Учиха перешагнул через порог кабинета. 
Брюнет усмехнулся, глядя на беспорядок в кабинете и обратил взгляд к коротковолосому блондину, сидевшему за столом. Он был одет в черные брюки и белую рубаху, небрежно перевязанную фиолетовым поясом. Плащ Хокаге, который Наруто не снимал первые несколько дней после своего назначения на должность, сейчас висел на спинке кресла. В голубых глазах Хокаге с вертикальными змеиными зрачками светилась скука. 
— Как и ты, Саске, — отозвался Наруто, проигнорировав сарказм в голосе друга и окинув гостя задумчивым взглядом. 
За три года Учиха не особо изменился, не изменил своему стилю одеваться в черное и разве что стал пошире в плечах. Сейчас на шиноби была черная форма, что свидетельствовало о том, что в этот момент брюнет предстал перед Наруто не как главный медик Конохи, а как глава АНБУ. А Саске занимал обе этих почетные должности и был, по сути, правой рукой Наруто. 
— Интересно, а дома у тебя тоже на полу вместо паркета газеты лежат? — ухмыльнулся Учиха, бросив взгляд вниз и читая заглавие первого попавшегося на глаза документа. Там значилось: "Прошение на расширение жилплощади".
— Нет, дома Хината, — улыбнулся Наруто. — В смысле, не на полу, а просто дома. 
Саске кивнул, давая понять, что не так туп, как кажется. 
— Ну что, есть о чем доложить? — поинтересовался он. 
— Вообще-то, да. Орочимару вернулся, — сообщил Учиха, — Я подумал, тебе будет это интересно. 
— Что?! — Узумаки встал со своего места, пораженно глядя на брюнета. — Как?! Когда? 
— Сегодня утром, — пробормотал Саске. — И... Вынужден тебя расстроить, он в Госпитале. Кстати, Джирайя и Тсунаде тоже снова в деревне. Может, это совпадение, но они тоже там. 
Блондин вздрогнул. 
"Орочимару, Джирайя и Тсунаде попали в Госпиталь? Неужели с ними что-то могло случиться?!" — спросил себя Узумаки. 
— Дело срочное, лучше тебе туда заглянуть, — добавил Учиха. 
— Отправляемся туда немедленно, — кивнул Наруто, складывая печать. — Техника теневого клонирования. 
Несколько хлопков, и возле Хокаге появилось несколько его точных копий. 
— Приберитесь здесь, пока меня не будет, — попросил он и в сопровождении Учихи вышел из своего кабинета. 

***


"Тук-тук", — раздался стук в дверь, после чего она со скрипом отворилась, и блондин и брюнет вошли в палату, в которой вместе с больными уже находилась Сакура, как всегда в розовой одежде. Ее волосы были схвачены в хвост. И, кажется, они достигли примерно той же длины, что и у наставника куноичи, жабьего саннина. 
Харуно зачитывала вслух отрывок из новой части своего произведения "Бок Пни: пятьдесят оттенков любви". Тсунаде слушала сие чудо литературы без особого удовольствия. Орочимару, полулежа на своей кушетке, немигающим взглядом таращился в одну точку, гадая, когда же всё это кончится. 
А жабий саннин с упоением вслушивался в каждое слово и периодически утирал слезу счастья. Кто же мог знать, что история, за основу которой были взяты три процента бытовых ситуаций из совместной жизни Сакуры и Рока Ли и остальные девяносто семь процентов их бурной сексуальной жизни, сможет превратиться в такой шедевр, не уступающий даже работам признанного во всем мире Джирайи. Извращенный Отшельник мог гордиться своей ученицей. Что он и делал, восхищаясь тем, как красочно и подробно куноичи описывала движения волос на груди своего партнера, умудряясь придавать всему этому действу некую нотку трагичности. 
Тсунаде и Джирайя нисколько не изменились. А может Наруто так казалось, потому что те никогда не покидали деревню надолго. А вот Орочимару он не видел целых три года. На следующий же день после назначения Узумаки на пост Шестого след змеиного саннина и след простыл. И только сейчас он вернулся. 
Полные удивления глаза Наруто остановились на центральной кушетке. Блондин несколько раз моргнул, понимая, что узнает саму кушетку, табуретку рядом с ней, даже занавески на окне, но не самого Орочимару. Он выглядел совершенно иначе, будто бы помолодел лет на двадцать, если не на тридцать. Впрочем, у Орочимару по-прежнему были длинные волосы, кожа его была так же бледна, а глаза, как и раньше, были обведены фиолетовой подводкой. 
— Орочимару-сенсей? — оклик Наруто вывел Пятого Хокаге из ступора, в который того загнал кульминационный момент в самой яркой главе произведения Сакуры. — Это и правда Вы? 
— Наруто. Вернее, теперь мне положено называть тебя Шестым Хокаге... Ну, здравствуй, Шестой. Как жизнь молодая? — прошипел змеиный саннин, даже не пытаясь скрыть веселые искорки, которые, наверное, впервые за всю жизнь сверкнули в его глазах. 
— Очень неплохо, сейчас я занимаюсь реформой образования, — сделав паузу, ответил Наруто. — Видели детей, расчищающих улицы от снега? 
— Видно влияние моего воспитания, — одобряюще кивнул саннин. — Продолжай в том же духе. Я наслышан о твоих успехах и в других областях. 
— Но почему Вы... 
— Я оставил тебя и покинул деревню, отправившись на поиски Святого Грааля, — прошипел Орочимару, зная, о чем Наруто спросит, и резко его перебивая. 
Блондин не знал, воспринимать ли слова учителя серьезно или нет. Судя по тому, как он омолодился, это было похоже на правду. 
— Я искупался в лучшем маринаде и навсегда исцелился от своей зависимости от спирта, — сообщил предыдущий Хокаге с некоторой гордостью. 
— Нашел источник вечной молодости и не поделился, — усмехнулся Джирайя. — Это в твоем духе.
Орочимару бросил на него негодующий взгляд и потянулся к стоящей на табуретке кружке, из которой поднимался столб пара. 
— Грааль был одноразовым. Думаете, я бы лежал тут с вами двумя, если бы мог использовать его снова? — с сожалением сообщил он товарищам. 
Теперь Наруто понял, почему палата заполнена изысканным ароматом кофе. И, конечно, он обратил внимание на еще десять пустых кружек, которые еле умещались на табуретке. 
— Правда, теперь я здорово подсел на кофе, — признался он. 
— Это мягко сказано, — заметила Тсунаде. — Хлебаешь его целыми вёдрами. 
— Так что всё-таки произошло? — поинтересовался Наруто, взглянув на двух остальных саннинов. — Почему вы все здесь? 
Саске, стоящий в дверном проеме и прислушивающийся к беседе, сложил руки на груди. 
— Я забыл рассказать тебе об их очередной попойке в честь годовщины нашей победы над Мадарой, — пробормотал он. — Кое-кто уже не в первый раз жалуется на печень, а, Тсунаде-сама? 
Наруто и Сакура вздрогнули, зная, что столь неосторожный намек может закончиться чем-то очень нехорошим для Саске и всех, кто находится в это время рядом. Но Великая Неудачница лишь усмехнулась. 
— Совсем страх потерял, Саске. Правда, теперь тебя так просто не отлупишь, — промолвила она, посмотрев на своего ученика. — По правде говоря, мы рассчитывали на твою помощь. Твоя техника "Священной реинкарнации" могла бы быстро восстановить печень мне и Джирайе и привести в порядок сердце Орочимару. Другие медицинские дзюцу малоэффективны для удаления подобных недугов.
Учиха обвел трех саннинов задумчивым взглядом, после чего отрицательно мотнул головой. 
— Ну уж нет, — решил он. — Я не буду так небрежно использовать эту технику. То, что люди перестали убивать друг друга и калечиться до полусмерти не значит, что я могу использовать это дзюцу для подобных вещей. 
— Гордыня Учиха дает о себе знать. Я почему-то знал, что так и случится, — прошипел Пятый Хокаге, сверля Саске своими зелеными глазами. Он отхлебнул еще кофе, и зрачки Орочимару на миг расширились. Похоже, кофе был очень крепким. 
— Брось, Саске, чего тебе стоит использовать свою технику? — возмутилась Сакура, погрозив Учихе кулаком. Похоже, ради спасения печени Извращенного Отшельника она даже готова была выступить против Саске. Естественно, не без помощи Режима Отшельника. 
— Я сказал нет. Мы найдем другой способ вылечить вас, — резко ответил брюнет и кивнул товарищам по команде, чтобы те следовали за ним, после чего покинул палату. 
— Я что-нибудь придумаю, — пообещал Наруто и следом за Сакурой вышел. 
Спустя несколько минут наши герои уже шагали под снегопадом по главной аллее Конохи, наблюдая, как провинившиеся дети из Академии усердно работают лопатами. В каждом из детей Наруто видел отражение себя самого. Когда-то давным-давно Орочимару-сенсей заставил его чистить сортиры в подземной лаборатории. Можно сказать, именно этот изнурительный труд выковал из Узумаки того, кем он был сейчас. Не случайно Наруто ввел такую жесткую меру наказания. Это был его вклад в правильное воспитание нового поколения шиноби. 
— Почему ты такая задница? — буркнула Харуно, неодобрительно зыркнув на Саске. Из-за того, что Сакура имела манеру откровенно одеваться даже зимой, она сильно мерзла. Даже после женитьбы с Роком Ли Харуно не перестала уделять внимание своей внешности. Такой уж ее воспитал Джирайя. 
— Я не хочу, чтобы старики вечно висели на моей шее, — буркнул Саске, недовольно поморщившись. — Моя техника была изобретена, чтобы спасать жизни. И, кстати, вы оба ей ими обязаны. 
— Вон Орочимару не слишком похож на старика, — заметила Сакура, повернувшись к Наруто. — Он теперь с тобой примерно одного возраста. 
— Омоложение наверняка не затронуло его скверный характер. Я уверен, его доброта и приветливость — следствие нашей долгой разлуки, — произнес он, подумав.
— А мне показалось, он изменился, — пробормотал Саске. — Жаль того же не произошло с Тсунаде-самой. 
Трое остановились напротив приветливо светящейся вывески "Ичираку", которая приглашала их войти в заведение, владел которым настоящий спаситель мира шиноби. Троица переглянулась. 
— Может, зайдем? — предложила Сакура. 
— Это хорошая идея, — кивнул Наруто. — Старик Теучи наверняка знает, как спасти наших учителей. 
Саске промолчал, хотя был солидарен с мыслью, что Мудрец Шести Рецептов сможет исцелить Великую Троицу вместо него. 
Когда трое шиноби вошли, в заведении не было никого, кроме полного седоволосого мужчины в халате работника Ичираку и шапке повара. Когда он открыл глаза, в них сверкнул фиолетовый риннеган, принадлежавший сильнейшему и мудрейшему шиноби на всем белом свете. 
— Шестой, Сакура, Саске, — промолвил Теучи, когда троица приблизилась. — Я знал, что вы придете. 
— Старик, боюсь, нам снова нужна твоя помощь, — пробормотал Наруто. 
— У меня есть рецепт, который поставит Великую Троицу на ноги, — предугадав его просьбу, сообщил Мудрец. Он моргнул, и глаза его обрели нормальный вид. — Но и для вас у меня есть кое-что особенное. 
— Особенное? — удивилась Сакура, садясь за стойку. Наруто и Саске последовали ее примеру. 
— О да, я приготовил новый рамен, который откроет вам ваши судьбы. Я назвал его Супом Судьбы, — ответствовал Теучи, загадочно улыбнувшись. 
Он поставил на стойку три миски, наполненные с виду самым обычным раменом, и по очереди пододвинул их своим посетителям. 
Наруто первым опустил взгляд в миску. Ему показалось, что по глади супа бегает что-то вроде солнечных зайчиков. Узумаки машинально склонился ниже над миской, чтобы лучше их разглядеть, и в следующий миг он понял, что его отрывает от земли и затягивает в темную жидкость. 

***


Узумаки и вскрикнуть не успел, как вдруг открыл глаза. Он был в кровати. И, кажется, не один. Наруто медленно повернулся, думая над тем, что может привидеться ему в этом сне и с облегчением для себя обнаружил там Хинату.
"В чём подвох? Она даже не храпит, а в моих кошмарах после тяжелого рабочего дня такое, бывает, случается", — пронеслось в его голове. 
Но только Хокаге расслабился, как вдруг дверь в спальню распахнулась, и в нее с веселыми криками ворвались два ребенка. Светловолосый мальчишка в белой футболке и черно-фиолетовых штанах и куртке чем-то напомнил Наруто себя. У сорванца были такие же голубые глаза и по две полосы на щеках. А девочка сильно походила на маленькую Хинату. У нее даже была почти такая же прическа, как и у Хьюги в детстве, но такие же, как и у брата, глаза и полосы на щеках. 
— Мама! Папа! Просыпайтесь! — воскликнул мальчуган. 
— У Орочимару-самы сегодня День Рожденья! — поддержала его девчушка, расталкивая Хинату.
Хьюга открыла глаза и, покосившись на Наруто, виновато вздохнула. 
— Прости, я знаю, как сильно ты хотел сегодня выспаться, — промолвила она. — Боруто, Химавари, какой сейчас час? Папа же просил вас не будить его по выходным в такую рань. 
Дети огорченно вздохнули и переглянулись. Неожиданно для себя самого Наруто улыбнулся и ответил: 
— Не стоит. Это и правда важный праздник. Надо навестить Орочимару-сенсея. 
— Ура!!! — хором закричали дети. 
— Орочимару-сенсей обещал научить меня разделывать труп, — сообщила Химавари, лучезарно улыбаясь. 
— А мне он обещал показать, как чистить сортир, — поддержал ее Боруто. — Папа, ведь с этого началась твоя карьера Хокаге? Когда я вырасту, хочу стать таким же, как ты. Мама, пошли с нами, будет весело!
Последнее, что Наруто запомнил — это то, как его "сын" показал длинный как у змеи язык. После этого его вырвало из видения и вернуло в реальность. 

***


— Ли? — удивилась Сакура, чувствуя руки любимого на своей талии. Она развернулась к мужчине, который смотрел на нее полными любви глазами. 
Девушка посмотрела по сторонам, не совсем понимая, что происходит. Куноичи поняла, что они с Роком находятся в библиотеке, где все полки, судя по обложкам книг, были уставлены ее еще не дописанными произведениями. 
— Наруто сказал, что отпускает нас. Я в нем не сомневался, — улыбнулся Густобровик. 
— Отпускает куда? — удивилась Харуно, не понимая, о чем он говорит. 
— Куда угодно. Ты можешь отправиться куда хочешь, и я последую за тобой, моя Извращенная Отшельница! — промурлыкал он, шагая вперед и закружившись с розоволосой девушкой в вальсе. 
Они остановились напротив одного из книжных стеллажей, из которого приветливо торчал корешок какой-то книги, которую Ли незамедлительно выудил и раскрыл на случайной странице. 
— "И они отправились на край света в поисках незабываемых приключений. И любовь вела их в новый дивный мир неизведанных ощущений и прекрасных мест", — процитировал он, оторвав взгляд от текста и посмотрев Сакуре в глаза. — Ну что, в путь? 
— В путь, — шепотом повторила Харуно, поняв, что нашла то, чего ей так не хватало с детства, проведенного в странствиях с Джирайей. 

***


Учиха оглянулся по сторонам. Он был в темном густом лесу. Было прохладно, чувствовался аромат свежей хвои. Саске моргнул, активируя шаринган, мгновенно разогнавший мглу, и осторожно двинулся вперед, ступая по узкой тропинке. 
Впереди виднелся просвет меж стволов деревьев, а через этот просвет угадывалась полянка. Однако, сократив дистанцию до цели еще на несколько шагов, Саске понял, что он в лесу не один. 
Прямо в центре поляны спиной к нему стоял человек в знакомом до боли черном плаще с узором в виде красных облаков. 
"Акацуки!" — подумал Саске, готовясь к бою. Он молнией выскочил на поляну, оказавшись у врага за спиной и занес для удара руку. 
— Куро Чидори! — воскликнул он, сжимая в кулаке черную молнию, чирикающую, словно птица. 
Внезапно человек в плаще развернулся, и Саске опустил руку, увидев улыбку на лице человека, которого чуть не прикончил. Его рука опустилась, а молнии погасли. 
— Итачи? — выдавил он, узнавая брата.
— Всё кончено, брат, незачем нам снова враждовать, — произнес Учиха. — Ты, главное, найди меня. 
После этих слов Итачи распался на стаю черных воронов, которые с карканьем разлетелись в разные стороны. Саске остался на поляне один, но пустоту в сердце почему-то заняло какое-то облегчение. 

***


— Что это было? — выдавил Узумаки, посмотрев сначала на Саске, потом на Сакуру, которые одновременно с ним пришли в себя. 
Опустив взгляд, Наруто увидел совершенно пустую миску. Неизвестно когда, но он успел съесть свою порцию, как и товарищи. Удивительно, но на самом деле никто из них не упал мордой в суп, что не могло не радовать. 
— Вы тоже что-то видели? — спросила Сакура, покосившись на товарищей. 
Саске кивнул, но ничего не сказал. В глазах его появилась странная надежда, заметив которую, Теучи улыбнулся. 
— Суп открыл вам вашу судьбу. Наруто, твоя жизнь станет интереснее и лучше, если ты заведешь семью. Сакура, в тебе живет тяга к приключениям. Отправляйся с любимым в путешествие, там тебя ждёт твое счастье, — сообщил он.
— Ну а что ждет меня? — поинтересовался Учиха. 
— Твой брат жив, Саске. И когда-нибудь вы с ним снова встретитесь. 
Теучи загадочно сверкнул глазами и вздохнул. 
— Впрочем, поступайте как хотите. Мы сами творим свою судьбу, верно? Хотя кто знает, может то, что вы видели и есть ваш единственный правильный жизненный путь? — серия риторических вопросов от Теучи вызвала неловкое молчание, которое нарушил сам повар, достав откуда-то три стаканчика фирменной быстрозаварной лапши Ичираку. — Что ж, возвращайтесь в Госпиталь. Великие Саннины всегда были поклонниками моих блюд. Передайте, что я желаю им скорейшего выздоровления. И кто знает, может, уже завтра они встанут на ноги...

Спэшл. Поиски счастья
Десять лет спустя

Зимние дни с морозами, метелями и сугробами, перегораживающими путь, кому-то могут показаться одинаковыми. Но есть в каждом дне что-то волшебное и неповторимое. И наблюдая за столь долгожданным снегопадом, сменившим взявшиеся неизвестно откуда в этот сезон дожди, Наруто понимал это. 
Зима в этот год выдалась необычная: три дня назад вместо обещанных минус двадцати и обильного снега Коноха, пережившая несколько многочасовых ливней, превратилась в что-то, напоминающее грязевое болото. Аномальная для этого времени температура говорила о том, что что-то в этом мире не так. Но что могло быть не так, если Мадара был остановлен, войны между деревнями давно прекратились, а покой и гармония на континенте и прилегающих к нему территориях были восстановлены? 
Но под Новый год всё пришло в норму. И сидя на длинном языке собственного каменного изображения на Монументе Хокаге, Шестой наблюдал за тем, как детишки, взявшись за лопаты, расчищают улицы от снега. Данная форма наказания, придуманная им вскоре после восхождения на свой пост, уже доказала свою действенность. Правда, поскольку разгребать снег можно было лишь зимой, а провиниться дети могли и в другие сезоны, Шестой расширил возможные варианты подобных отработок. К примеру, осенью детишки с таким же успехом собирали опавшие листья. Летом стригли газоны. Ну а весной красили заборы, бордюры и дома. И сразу Коноха преобразилась, став такой, какой никто ее не видел прежде. Приезжие дивились чистоте и ухоженности Деревни Скрытого Листа, а Каге других деревень планировали в ближайшее время внедрить в своих селениях подобную систему. Но и это было далеко не всё, на что хватило фантазии Шестого Хокаге. Для особо провинившихся студентов Академии существовало наказание в виде помощи Хокаге с документами, естественно, под руководством клонов Наруто. В результате теперь у Шестого было гораздо больше свободного времени, чем прежде, и он мог распоряжаться им как хотел: сходить в Ичираку, посидеть здесь и полюбоваться видами или же провести его с семьей. 
Сейчас Хокаге наблюдал за тем, как суетятся жители, носясь по улочкам с пакетами в руках от одной лавки к другой и закупаясь продуктами на праздники. Вскоре должно было стемнеть, и тогда можно будет прийти сюда с Хинатой и детьми, чтобы полюбоваться на запускаемые в небо фейерверки. 
В былые времена в этот праздник к нему присоединялись Саске и Сакура, которая, к слову, обожала устраивать салют, разряжая в небо сразу несколько коробок, привезенных еще из путешествий с Джирайей из разных стран. Теперь же, когда и Учиха, и Харуно покинули деревню, отправляясь на поиски своего счастья, Наруто праздновал Новый год с семьей. Но и Сакура, отправившаяся в новое путешествие вместе с Роком Ли, и Саске, продолжавший поиски своего брата, обещали однажды вернуться. Быть может, сегодняшний день станет именно днем их возвращения? 
"Спустя десять лет... Пора бы уже..." — подумал Шестой, провожая задумчивым взглядом веселую толпу чунинов, направляющуюся в бар. Видимо, именно там товарищи собирались отмечать этот праздник. 
Узумаки поправил теплый белый плащ, спасающий его от холода и ветра, и шляпу, которую чуть не сорвало с головы особо мощным порывом. Он на миг зажмурился, а когда открыл глаза снова, то увидел летящий ему прямо в лицо снежок. 
— Стихия Снега: Новогодняя кара! — вскрикнул светловолосый мальчик с прической, похожей на лист, взявшийся неизвестно откуда, летя прямо на отца с уже вторым снежком в руке. На нем был черно-фиолетовый костюм, зимние ботинки, подошвы которых светились синей чакрой, и варежки. 
Шестой ловко увернулся от первого снаряда, и тот угодил его каменному изображению на скале в глаз, а затем быстро перехватил руку сына, не дав тому пустить второй снаряд в ход. Когда мальчик моргнул, они с отцом уже приземлились вниз. 
— Боруто, я не для того научил тебя пользоваться чакрой, чтобы ты по скалам прыгал, тем более, в такой день. Шею еще свернешь, — отец посмотрел на сына с укором, но потом улыбнулся и, отпустив его запястье, потрепал по голове. 
— Ладно, больше не буду, — отозвался тот, надеясь, что отец не заставит его присоединиться к остальным чистильщикам. Впрочем, за ту шалость, которую он задумал, можно было бы и стерпеть подобное наказание.
Узумаки младший поднял на отца глаза, в которых сверкнули веселые искорки, после чего он совершил едва уловимое движение рукой, будто давая кому-то какой-то сигнал. В тот же самый момент из сугробов вокруг Наруто и его сына выскочили другие детишки, ждавшие этого момента. Шестой и опомниться не успел, как оказался закидан снежками. А три мальчишки и две девчонки, весело вопя, забегали вокруг него. 
Помимо Боруто и Химавари среди них были девочка с длинными светлыми волосами, собранными в два торчащих в разные стороны хвоста, одетая в розовую куртку, белые штанишки и черные сапожки, младшая из дочерей Шестого, и два мальчика в оранжевом, которые были похожи как две капли воды, правда один из них был в шапке с помпоном, а второй — в шапке-ушанке. 
— Химавари, Боруто! — буркнул Хокаге, оказавшийся беспомощным под таким натиском снега. — Минако! Тобимару, Орочирама! Прекратите! 
Но к мольбе Шестого не прислушались. Весело носясь вокруг отца и лепя на ходу снежки, детишки продолжили обстреливать отца. 
— Ну всё, сами напросились, — усмехнулся Наруто, складывая печати. — Стихия Дерева: Древесные баррикады! 
Земля затрещала, и из-под снега показалась деревянная стена чуть больше метра высотой. Сев и прислонившись к ней спиной, Наруто с коварной улыбкой на лице вновь сложил печать. 
— Техника теневого клонирования. 
То-то юные Узумаки удивились, когда из-за невысокого заграждения показались сразу несколько копий отца и открыли ответный огонь. Когда детишки с веселыми криками отступили домой, чтобы просушить одежду, Наруто отряхнулся от снега. Его клоны развеялись, а древесная заслонка, перегородившая всю улицу, вновь исчезла под землей. 
Он услышал хлопки и непонимающе повернулся туда, откуда они исходили. Неужто кто-то стал свидетелем их снежного поединка? Наруто удивился, поняв, что аплодисменты исходят от двух людей, появившихся на крыше ближайшего дома, а потом спрыгнувших к нему. Но Узумаки удивился еще больше, когда узнал в двух шиноби Сакуру и Рока Ли. 
Харуно практически не изменилась внешне, разве что еще немного отрастила волосы и сменила куртку на ту, что потеплее, с меховым воротником. А Ли еще сильнее возмужал. К его густым бровям добавилась столь же густая борода. Рок всё так же носил зеленое трико с утяжелителями в области ног и рук, а поверх него военный жилет со множеством карманов. 
Самой приятной неожиданностью для Наруто стала розоволосая девчушка лет пяти-шести, сидящая на плечах отца. Она поразительно походила на мать, унаследовав ее широкий лоб. Впрочем, гены Рока Ли тоже проявились во внешности его дочери в виде густых бровей, вернее, брови. 
— Кажется, ты слишком серьезно воспринял совет Теучи-сана о том, что неплохо бы тебе завести детей, — усмехнулась Харуно, провожая взглядом исчезающих за углом детишей Наруто. 
— Ли! Сакура! Сколько лет, сколько зим, — улыбнулся Наруто. — Да, мы с Хинатой немного перестарались. Я смотрю, и у вас пополнение? 
— Знакомься, Юри, это Шестой Хокаге, — произнес Ли, обратившись к дочке. 
— Удивительно, как тебе удалось навести здесь такой порядок, — пробормотала Харуно, оглядываясь по сторонам. 
Узумаки промолчал, но по его улыбке Сакура всё поняла. 
— Продолжаешь эксплуатировать детишек? Пятый может гордиться тобой, — промолвила она.
— И гордится. Так гордится, что на сэкономленные мной средства на содержание деревни отправился с Тсунаде и Джирайей на тропические острова, — вздохнул Шестой, представляя довольную физиономию сенсея, который оставил ему на столе письмо перед своим уходом. — Ну, хотя бы не спустил их на кофе.
— Кстати, нет новостей о Саске? — поинтересовалась Сакура. 
— Да, за эти десять лет не осталось мест, где мы не были. Он, наверное, уже нашел своего брата? — поддержал ее Ли. 
Наруто вздохнул. 
— Уже лет пять о нем ничего не слышно. Я написал ему, что если не вернется, я подумаю над тем, чтобы лишить его пенсии, — протянул Хокаге. — Но ответа так и не получил. Либо он очень занят поисками Итачи, либо... Нет, надеюсь, с ним ничего не случилось. 
— На ком же остался Госпиталь? — удивилась Сакура. 
— Шизуне неплохо справляется с должностью главврача. Кстати, моя дочь Минако собирается стать ее ученицей, — ответствовал Узумаки. — Ну а Какаши-сенсей взял на себя твои обязанности. Ему помогает капитан Ямато.
— Вот как? Мы как раз думали о том, чтобы вернуться, — Сакура переглянулась с Ли. — Юри скоро надо будет идти в Академию, ну а мы уже побывали везде, где хотели. Пора бы возвращаться к прошлому ритму жизни. 
— Чудно, — кивнул Наруто, улыбнувшись. — Ну, в таком случае, с наступающим. Мне еще столько всего надо сделать... Увидимся. 
Махнув рукой, он побежал вслед за детьми, думая, что Хинате наверняка потребуется помощь с подготовкой к Новому году. Сакура и Ли проводили его взглядом и переглянулись. 
— Надеюсь, Саске тоже вернется, — пробормотала Сакура. — А то его уже так долго не было... Даже Наруто уже начал беспокоиться... 
Ли кивнул. 
— Уверен, с ним всё в порядке. 

***


Саске поднял взгляд в темнеющее небо, орошающее землю бесчисленными снежинками. Кружась в дивном танце, несомые ветром, они неслись вниз. Некоторые падали Учихе на лицо и в следующий же миг таяли, превращаясь в маленькие капельки. 
Он оторвал взгляд от небесных сфер, возвращаясь в реальность и понимая, что слишком долго стоял в таком положении и наверняка глупо смотрелся со стороны, и побрел дальше, по занесенной снегом дорожке, пролегающей сквозь густой лес. На Учихе был черный плащ. На голову его был накинут капюшон. 
Двигался Саске довольно медленно, никуда не торопясь, поскольку знал, что спешка ему уже ничем не поможет. Если год-два назад Учиха был полон стремления поскорее найти брата, то сейчас, спустя долгие годы скитаний по миру, он разочаровался в своей мечте. 
Проклятый Суп Судьбы... Если Наруто и Сакура доверились своим видениям, и всё у них сложилось, как и обещал чудо-рамен старика Теучи, о чем Саске знал из писем, то его мечта найти брата так и осталась неисполненной. Годы поисков не принесли Учихе ничего кроме новых разочарований. И сейчас, за несколько часов до наступления Нового года, Саске держал путь в Коноху, сомневаясь в том, что успеет туда вовремя. 
Он много дней ничего не ел, запас его сил подходил к концу. Оставалось надеяться, что их хватит, чтобы добраться до дома. У Учихи был план на самый крайний случай. Он мог использовать на себе технику Священной реинкарнации. Впрочем, для того, чтобы хоть немного восстановиться, ему бы хватило и пары порций рамена. Рамена, который Учиха теперь терпеть не мог из-за того, что это блюдо разрушило его жизнь. 
Он поднял взгляд на сплошной ряд деревьев, когда узкая дорожка, занесенная снегом, подошла к концу. Остановившись и вздохнув, Саске признался себе, что у него нет никаких шансов даже на тарелку ненавистного рамена. На десятки миль вокруг не было ни одного поселения, следовательно, ни одного кафе для таких уставших и измотанных жизнью путников как он. 
Стиснув зубы, Учиха поднял руку. 
— Куро Чидори Нагаши! — процедил он, и черные молнии, сорвавшиеся с его ладони, залпом обрушились на лесную преграду. Послышалось чириканье птиц, затем треск, и потом оглушительный грохот, с которым деревья, не угодившие Саске, обрушились друг на друга, а потом на землю. 
Спрятав руку в плащ, Саске, ничуть не смутившись тому, какой ущерб нанес этому прекрасному лесу, пошел дальше, ступая по созданному им же бурелому, продолжению оборвавшейся заснеженной тропы. 
Он вновь остановился лишь тогда, когда на его пути возникло новое препятствие, подняв взгляд на возникший перед ним маленький кирпичный домик с яркой красной вывеской, поздравляющей с новым годом и еще одной, при виде которой Учиха не поверил своим глазам.
"Пельменная", — прочитал он, открывая рот от удивления. 
"Какая еще пельменная в сердце всеми забытой непролазной чащи?" — подумал Саске, предполагая, что это мираж, вызванный его голодными фантазиями. В животе заурчало, и Учиха, не в силах сопротивляться, коснулся дверной ручки, повернул ее и, открыв дверь, зашел внутрь, в уютное помещение, обвешанное новогодними гирляндами. В глазах помутнело от приятного тепла, по которому путник соскучился, дни и ночи шагая сквозь суровые метели. Шатающейся походкой, он дошел до барной стойки и сел за табуретку, подняв взгляд на человека, стоявшего по ту сторону спиной к посетителю. 
— Хотите попробовать наше новое блюдо? — поинтересовался хозяин заведения с до боли знакомым голосом, хотя до жути уставший Учиха не сразу понял, кому он принадлежит.
— Что угодно, если это не Суп Судьбы, я до смерти хочу есть, — выдавил Саске, сунув руку в карман в поисках последних сбережений. 
— Пожалуйста, первая порция за счет заведения, — произнес мужчина, поворачиваясь к гостю и ставя перед ним тарелку с пельменями квадратной формы. — Пельмени-кирпичи. Вы просто обязаны это попробовать. 
Саске с трудом оторвал взгляд от тарелки и поднял его на темноволосого человека в черном поварском фартуке с красными облаками. Черные глаза хозяина заведения встретились с такими же черными глазами усталого путника. Несколько мгновений Саске всматривался в лицо темноволосого повара, в котором угадывалось лицо брата, внешне ничуть не постаревшего за все эти годы. 
— Какого черта, Итачи?! — выдавил Учиха, выронив палочки для еды из руки. 
Саске был в полном недоумении. Он искал брата по всему свету, в самых невероятных и, наоборот, самых жутких местах мира шиноби, а тот открыл пельменную в каком-то непролазном всеми забытом лесу. 
— Всегда мечтал делать пельмени, — пробормотал брат, печально улыбнувшись. — Я слышал, что ты искал меня, Саске. И ждал здесь, зная, что рано или поздно ты придешь. 
Учиха вздрогнул. 
— Знал? Откуда?! — спросил он, догадываясь, какой ответ получит. Наверняка Мудрец Шести Рецептов об этом позаботился. — Но для начала скажи, как ты выжил? 
Старший Учиха задумчиво посмотрел на Саске, вспомнив первый и последний в своей жизни кирпичный массаж, после чего произнес: 
— Я был на волоске от смерти, когда явился он и спас меня. Он сказал, что мое предназначение еще не исполнено, и он не позволит мне умереть. "Суп Жизни", который приготовил Мудрец... как-то так он назывался... залечил все мои раны. 
— Он, — повторил Саске, поняв, что речь идет о Теучи. 
— Он не требовал ничего взамен, лишь сказал, что мне лучше временно тебя покинуть, пока ты не узнаешь всю правду обо мне, — продолжил Итачи. — Я доверился своему спасителю, и тот поделился со мной частичкой своей силы, чтобы я смог исполнить свое предназначение. Приготовить лучшие пельмени в истории мира шиноби и тем самым предотвратить новую мировую войну! 
Саске несколько раз моргнул, ничего не понимая. 
— Это еще впереди, — пояснил брат. Он вновь улыбнулся. — При нашей последней встрече мы сражались друг с другом и чуть не погибли. Но я рад, что теперь всё как прежде. 
Заметив, что брат так и не притронулся к еде, Итачи добавил:
— Ешь, остынут же. 
Саске опустил полный сомнений взгляд и взял в руки выпавшие на стол палочки. 
— Столько лет я тебя ненавидел. А потом столько лет искал, чтобы просить прощения. И жизнь прошла мимо меня, — с горечью выдавил он, заставив брата перестать улыбаться и опустить взгляд. — Почему ты с самого начала не рассказал мне всей правды? Зачем позволил ненавидеть себя? 
— Так было безопаснее... Ты не должен винить себя за то, в чем на самом деле виноват я. И разве твоя жизнь без меня ничего не стоила? У тебя есть прекрасные друзья, твоя наставница — одна из Великих Саннинов, ты самый лучший ниндзя-медик во всем мире шиноби. И ты спас мир, в конце концов. 
Саске отправил в рот первый пельмень и, прожевав его и поразившись, насколько он вкусен, произнес: 
— Не я. И не Сакура. И не Наруто... Всё он, Мудрец Шести Рецептов. Это он остановил Мадару и избавился от Десятихвостого. 
Итачи кивнул, наблюдая, как брат ест, и лицо его постепенно перестает быть бледным как у мертвеца. 
— Я знаю, он рассказывал, — промолвил хозяин пельменной. — Все в этом мире происходит или не происходит по его воле... Но люди должны верить, что именно они хозяева своей судьбы и будущего этого мира. Именно поэтому в мире шиноби появились такие "герои", как Первый Хокаге и вы, Новая Великая Троица. 
— А на самом деле это не так?! — поинтересовался Саске, прикончив последнюю пельмешку и подняв взгляд на брата. — Люди не хозяева своей судьбы? Всё в мире зависит только от него? 
Ему вспомнилась фраза, сказанная стариком Теучи ровно десять лет спустя, когда "спасители этого мира" отведали Супа Судьбы. После того, как Наруто, Сакура и Саске получили видения, Мудрец сказал им: "Впрочем, поступайте как хотите. Мы сами творим свою судьбу, верно? Хотя кто знает, может то, что вы видели и есть ваш единственный правильный жизненный путь?"
Итачи вышел из-за барной стойки и, сбросив фартук на пол и оставшись в своей старой форме бойца АНБУ, спросил. 
— Хочешь узнать это? Давай доберемся до Конохи до наступления Нового года. Проверим, сбудется ли предсказание Теучи о том, получится ли это у нас или нет, — предложил бывший Акацуки. 
Саске встал со стула и вместе с братом проследовал к двери. Когда они вышли, он с удивлением посмотрел на брата. 
— Мы возвращаемся в Коноху? Вместе? А как же твоя... — договорить он не успел, поскольку в следующий миг пельменная за их спинами взорвалась, повалив ударной силой несколько соседних деревьев и стряхнув снег с тех, что были подальше. 
— Я подумывал открыть новую в Конохе, — ответил Итачи, оглянувшись на оставшийся от его убежища кратер с горящими обломками и поднимающимся в небо столбом дыма. — У нас осталось несколько часов. Нужно поднажать. 
И после этих слов Учиха первым сорвался с места, ринувшись в самую чащу леса и расчищая себе путь с помощью периодически появляющейся руки Сусаноо с мечом Тоцука. Саске, усмехнувшись при мысли о том, что тяга к разрушениям у них черта семейная, последовал за братом, решив, что побежит с ним нога в ногу и не отстанет ни на шаг.

0 комментариев

Перед тем, как написать сообщение, вы должны войти на сайт или зарегистрироваться

  • Нет комментариев

Что нужно в первую очередь развивать Анимеблогу?

Сейчас на сайте:

Посетителей: 71
Зарегистрированных: 2, невидимых: 0
Гостей: 69

Список пользователей