Роман / Красная нить судьбы. Глава 2

Авторы: Nallinya, Kumito
Бета: нет
Название: Красная нить судьбы
Статус: в процессе написания. 
Размер: макси
Жанр: Агнст, драма
Пейринг: Ария/Алекс, Шивон/Эрик
Саммари: Два города, два человека. Такие разные, кардинально отличающиеся друг от друга, каждый живущий по своим правилам, но все же связанные одной красной нитью судьбы. Перед вами общество, достигшее апогея в своей бесконтрольной неподдающейся морали и нравам жизни. Здесь нет золотой середины, ты либо богат и живешь в элитном городе Витиум, либо у тебя не хватает денег даже на хлеб и ты вынужден провести свою жизнь в Овидиуме. Огромная пропасть, разделяющая героев, которую они будут пытаться преодолеть
Рейтинг: NC-17
Размещение: разрешено с указанием авторов и их предварительным предупреждением
Предупреждения: POV
От автора: Уважаемые читатели, просим вас комментировать фанфик, если он вам понравился. Это послужит неким стимулятором для дальнейшего его написания. 
Дисклеймер: все права принадлежат Nallinya и Kumito 


 


Часть 2

Капельки воды медленно стекали с мокрых волос, скользя по обнаженным плечам, рукам и скрываясь в полотенце. Я стояла перед зеркалом и пыталась получше вглядеться в отражение. Многое изменилось за пятнадцать лет. С каждым годом было все труднее изображать примерною дочку для своего папочки, потому что сердце было более черствым, а улыбка менее естественной. Шарлотте еще удавалось изображать любящую жену, ну конечно, за эти прикосновения и нежные нашептывания ему на ухо она получала сто тысяч видов. Если бы эта женщина умела экономить, мы бы давно выбрались из этой дыры. Но все накопленные деньги уходили на ее пустые прихоти и покрытие наших долгов. Как я устала от всего этого. Я ненавижу свою жизнь, ненавижу этот город, ненавижу всех! Удар по зеркалу детским кулаком, наполненный яростью и злобой, но который на деле не причинил никакого вреда. Я беспомощна. Медленно опустившись на колени, я приложила ладонь к своему отражению, словно надеялась, что девушка там скажет, что мне нужно делать. Но она молчала, а мое терпение заканчивалось.
На часах было шесть часов вечера, ужин должен был начаться в восемь. Я бы лучше согласилась поработать в баре этой ночью, чем ехать в Витиум, но таковы условия нашего соглашения. Я оглядела свою комнату, свою жалкую жизнь в ней. Это было больше похоже на сарай: обшарпанные стены, сломанное окно, занавешенное простыней, одна кровать, со сломанными пружинами, старое потертое зеркало на стене рядом с которым висел тот злосчастный портрет, который был сделан в наше последнее Рождество, ковер съеденный молью на прогнившем полу. Это явно была не комната девушки, это было не то место, где бы мне хотелось провести всю свою жизнь. Последний раз посмотрев на отражение, я поднялась с пола и подошла к шкафу, в котором хранился весь мой гардероб: пара футболок, одни джинсы, одни кеды и платье, купленное в прошлом году отцом, чтобы я появлялась в Витиуме в более менее приличном виде. Я не стала сушить волосы, просто быстро вытерла их полотенцем, встряхнула руками для большего объема и зачесала на один бок, приколов заколкой. Надев платье насыщенно зеленого цвета с золотым поясом, я на секунду забыла, где нахожусь. Оно было действительно красивым, и определенно не подходило этому месту. Печально вздохну, я направилась к Шарлотте, чтобы одолжить туфли на этот вечер и поторопить, иначе мы опоздаем несмотря на то, что в этот раз в Витиум мы попадем через телепорт. Это новая разработка наших ученых, которая соединяет эти два города близнеца порталом. Данная услуга стоит безумно дорого и как правило предназначена для богатых бизнесменов, которые любят наведываться в Овидиум, чтобы расслабиться и провернуть пару своих черных делишек. Нам же, простым смертным, приходилось слышать об этом лишь понаслышке, а сегодня мне удастся испытать это на себе.
- Шарлотта, - я тихо постучалась в ее комнату, но ответа не последовало, - Шарлотт, все хорошо? – я слегка толкнула дверь и моему взору предстала «замечательная картина». Моя мать сидела за столиком с косметикой, нюхая дорожку кокаина. Это было не в первой, когда я заставала ее за приемом наркотиков, но сегодня мне показалось это верхом наглости. Она даже не пыталась скрыть свое пристрастие от меня. Быстро подойдя к столу, я смахнула рукой этот порошок и заодно пару флакончиков ее любимых духов. Не могу утверждать, что сделала это не ненамеренно. Скажу, что для наркоманки у Лотти была неплохая реакция, и она успела схватить меня за руку и ударить по лицу тыльной стороной ладони.
- Ах ты, маленькая дрянь! Я тебя ненавижу, - она толкнула меня что было сил так, что я ударилась о ее большой шкаф, - ты хоть представляешь, каких денег все это стоит?! Ты знаешь, какой ценой это было заработано?- она кричала, не переставая, а мне было просто до жути обидно и больно. Да, мое сердце все еще могло чувствовать боль. Пусть я отстранилась от нее, она все же была моей матерью. Прижав ладонь к щеке, которую до сих пор саднило, я просто смотрела на нее и думала в кого превратилась та прекрасная блондинка.
- Посмотри на кого ты похожа! – я не выдержала и начала наступление, - Даже сегодня, когда мы должны появиться в светском обществе, ты не можешь вести себя прилично! Черт, накачаться наркотой прямо перед выходом, ты серьезно? В какую дыру ты нас втягиваешь? Ты думаешь мы живем еще не совсем плохо?
- Заткнись, заткнись, я не желаю слушать тебя! Ты неблагодарная тварь! Я дала тебе все вот, что я получаю взамен! Да если бы не я, ты бы и недели здесь не прожила, сдохла бы при первой простуде! – и она швырнула в меня еще один флакончик духов, который вдребезги разбился прямо у меня над головой. Я застыла. Не могла пошевелиться, не могла произнести ни слова. Она ранила меня настолько глубоко, что мне казалось в этом сражении я не смогу выжить.
- Да лучше бы я умерла, чем жить так! Ты превратила мою жизнь в ад, ты, ты разрушила все! Неужели не могла притворяться примерной женой ради своих детей? Тебе хотелось этого?- я обвела комнату руками, - Так получай! – я встала и, не проронив больше ни слова, вышла из комнаты, так и не взяв туфли, за которыми пришла. Пришлось идти в кедах.
К порталу я прибыла первая, потому что не хотела видеть Шарлотту, к тому же переход был оплачен для каждой из нас в отдельности. Он находился в небольшом здании правительства, которое, разумеется, выглядело лучше, чем весь Овидиум. Назвав свое имя, охранник, стоявший на входе, был слегка удивлен, видимо он, как и все был под влиянием легенды о том, что я обучаюсь где-нибудь на Гавайях, но быстро скрыв свои эмоции, он любезно проводил меня до самого портала. Там мне объяснили правила поведения( не двигаться, задержать дыхание и желательно телепортироваться на голодный желудок), пробили мой личный код, отметив тем самым, что я истратила свою оплаченную поездку и включил его. Он напоминал огромную арку, с жидким серебром внутри, которое искрилось и переливалось. Сверху зажглась зеленая лампочка, означающая, что портал включен с обеих сторон, а затем меня пригласили в него войти. Вначале я замешкалась, потому что было действительно страшно, но потом, решив, что мне нечего терять, сделала решительный шаг, и меня будто подхватило потоком ветра. Это похоже на карусель, которая поднимает тебя до невероятных высот, а потом резко бросает вниз так, что захватывает дух. Кажется, я поняла, почему нужно телепортироваться на голодный желудок. Казалось, что мое падение длилось вечность, а на деле заняло всего лишь несколько секунд. В конце перехода я услышала звон, будто бы приехал лифт, и я инстинктивно сделала шаг вперед, выйдя из портала. Уши немного заложило, и голова кружилась, но я услышала, как было объявлено мое имя.
- Ария Рейн, добро пожаловать в Витиум.
Кивнув в благодарность, я осмотрела это маленькое посольство, в котором, должно быть, сами стены были сделаны из золота. Все было таким богатым и сверкающим, продай ты одну колонну из этого зала, и на вырученные деньги можно было бы прокормить весь Овидиум. Просто невероятно. Если бы меня не прервал бархатный до боли знакомый голос, я бы так и продолжала разглядывать стены, забыв про ужин.
- Здравствуй, Ария, - я резко обернулась на звук и, совсем не ожидав, что он будет стоять так близко, столкнулась со взглядом его пронзительно голубых глаз. Сердце пропустило удар, и внутри что-то тихо ликовало при виде его, такого красивого, в парадной одежде, как всегда невозмутимого, но все равно такого родного. Рядом с ним я смотрелась как бедная брошенка, и даже шикарное платье не спасало положение, потому что его затмевали мои кеды, которые здесь были неуместны. Но я должна была показать себя гордой, поэтому вздернув подбородок и сделав взгляд слегка надменным, я тихо, но надеюсь, что четко произнесла:
- Здравствуй, Алекс.

* * *

Провести званый ужин в Витиуме значит примерно тоже самое, что и поход в супермаркет нормальной среднестатистической семьи, то есть повседневность и скукота. Правда тут всё намного проще: тебе не нужно ничего делать, и отец доволен. Единственное требование – соответствующий вид и поведение. Здесь как раз переживать не стоит, да и он это прекрасно знает. Ты сидишь в своей комнате, занимаешься важными или не очень делами и ничто тебя не трогает. А как же тот образ пышных приготовлений к вечеру, что показывают нам кинофильмы. Как бы банально не звучало, но всё ложь. Никто не подбегает к тебе и не спрашивает о цвете штор в приемной и не советуется о фуршете. Даже на это у нас есть свой человек. Удобство и только. Слабые духом посчитают себя пустым местом, а я лишь улыбнусь и воспользуюсь случаем. Когда ты никому не нужен, твои руки развязаны. Стоит только подыгрывать мнимому королю. Внизу, на первом этаже, сотни людей, чьи головы заняты лишь своим делом, они суетятся, боятся власти, а значат бояться выполнить свою работу чуть меньше, чем на сто процентов, у таких людей нет просто никакого интереса к чему-либо другому. И вот ты, отпрыск мэра, в том же доме на втором этаже, строишь планы о новом квартале, возможно городе, где нет границ, разделения между теми, кто внизу и кто вверху. И, по сути, вся прислуга свидетели краха сложившейся системы, но они об этом не узнают, а всё потому, что поглощены ненавистной работой.
Время идет, вечер близится. Я бы не сказал, что мне не приятны или омерзительны столь официальные трапезы, скорее даже они прибыльны. Именно. Только здесь ты сможешь увидеть верхушку Витиума, высокопоставленных лиц, встреча с которыми на улицах города невозможна, не считая того мгновения, когда кто-то из них проносится мимо тебя на автомобиле. Авторитет – вот, что позволит тебе обмолвиться пару фраз с этими людьми, и моли бога, чтобы твоя речь и улыбка им понравились. Связи – самое важное звено в цепи политики. Всё или ничего. Напоминает казино, и я, несомненно, достойный игрок, противник своего отца, волк в овечьей шкуре.
Молодость, ум, красота, деньги – главные достоинства, имеющиеся у меня. Но как всегда есть НО. Идеальная семья, кажется, так пресса нас называет. Именно то, что в одночасье может разрушить мою жизнь. Мать-проститутка и сестра-оборванка. Палка о двух концах. Они те, кто держат отца наплаву, и в тоже время те, кто уничтожит его. Я бы даже посмеялся над ним, зависеть от таких людей довольно унизительно, но я в той же лодке. Тошно видеть их. Можно и ненавидеть свою семью. Прискорбно.
Стук в дверь, похоже, пора начинать сборы. После моего короткого «войдите» в проеме появляется служанка довольно молоденькая. Вот за это спасибо тебе, отец. В ее руке мой костюм, давно уже не интересуюсь какого модельера, да и меня сейчас больше заботят ее пальчики, от которых взгляд плавно скользит по руке к ключице, чуть ниже. Упругая грудь, плоский животик, как же я надеюсь, что это не корсет, стройные ноги. Еще раз мысленно благодарю отца. Она не спеша проходит к шкафу, вешает мой наряд, после чего разворачивается ко мне. Наши глаза встретились, в ее взгляде читается немой вопрос. Собственно, почему я еще сижу. И я повинуюсь. Встаю и небрежно стягиваю футболку. Её застенчивое лицо мне нравится больше, как же невинно это смотрится. Она чуть ли не шепотом спрашиваешь, нужна ли мне помощь. А я уже слышу стоны, вырывающиеся из пухленьких губ, бархатистого голоса. На самом деле я не Дон Жуан, просто достаточно знать моё положение, и почти каждая твоя, а к этому еще и добавляется привлекательность. Я уже молчу о богатом внутреннем мире. Дальше все довольно банально, я подхожу к ней почти вплотную и протягиваю руку за костюмом, бедняжка в ступоре не может пошевелиться, но после легкой улыбки и небрежного поцелуя, она раскрепощается. И куда уходит вся застенчивость не понятно, видимо поиграли и хватит. После нескольких глубоких поцелуев она уже сама прижимается ко мне, как всё просто. Пачка презервативов в столе, собственно девушка уже на нем, так что защита много времени не занимает. А после наслаждение.
«Помятая», но удовлетворенная девушка помогает завязать узел на галстуке. Смотрюсь в зеркало, убеждаясь ее профессионализму. Правда, не уверен в каком направлении именно. Идеально сидящий костюм, уложенные волосы, свежая улыбка, довольно неплохое настроение. Но только теперь замечаю, что слишком рано для выхода. Ответ приходит вместе с сигналом сообщения на iPhone. Отец: встреть Арию возле портала. Как всегда коротко и по делу. Без возражений. Видимо выбора нет, придется встретить дорогую сестренку.
Это уже не первая наша встреча, но каждый раз я не могу сдержать на долю секунды презрительный взгляд, и она каждый раз его не замечает. Нелепа сама ситуация, как и ее участие в ней. Встреча возле портала тому подтверждение. Она в своем глупом наряде словно серая, в то время как роскошь вокруг пестрая. Эта уже ее выделяет. Но все неважно, пока власть в руках отца.
- Здравствуй, Ария.

* * *

Противоречивость всегда была моей спутницей, какой бы выбор или решение мне не предстояло принять. И сейчас, сегодняшняя встреча снова поколебала мою убежденность в чем-то. Я ровно год лелеяла ненависть к отцу и глубокую неприязнь к Алексу. Я старалась подавить сестринскую любовь, словно эта была зараза, сидящая в моем организме, вирус, от которого было необходимо избавиться. И у меня получилось, я смогла в своих мыслях дать отпор. Но стоило мне столкнуться с ним один на один, увидеть силу, противостоящую мне и я поддавалась той самой противоречивости чувств, которая потом не даст мне спать ночами, которая будет ускорять мое сердцебиение от обиды на брата, который предал меня, продал за деньги, вместо того, чтобы быть опорой всю жизнь. Было много всего, что я могла бы сказать, в чем я могла бы его упрекнуть, но каждый раз, год за годом я лишь пропускала язвительные слова мимо ушей и повторяла себе, что это всего на один день, а потом снова год ожидания перед решающей схваткой. Да, для меня это была война, из которой я должна была выходить с честью, никто не будет защищать меня кроме меня самой.
В машине мы ехали молча. Нагнетающая обстановка которая царила сейчас была лишь толикой того, что предстояло испытать вечером, поэтому я старалась расслабиться. Белый кожаный салон, искрящееся шампанское в бокале, не хватало лишь живой музыки. Судя по машине, мои родственники вполне могли позволить себе иметь личную мини группу, которая жила бы в багажнике и играла гостям песни на заказ. Усмехнувшись собственным мыслям, я перевела взгляд на Алекса. Ей богу, начинало раздражать, с какой надменностью он себя вел.
- Ты можешь побыть нормальный человеком, хотя бы пока мы едем в машине? Или эта скотская натура у тебя в крови?
Больше я не предпринимала попыток заговорить, поняв, что это пустая трата времени.
Дом, в котором должен был проходить ужин, буквально кричал об этом за километр. Яркие декоративные фонари, освещающие дорогу, не давали гостю и шанса на то, чтобы потеряться. Внутри же все было выдержано в классическом стиле, ничего лишнего, строго и со вкусом.
Стоило мне переступить порог, ко мне тут же кинулась прислуга. Симпатичная девушка лет двадцати двух, стройная и довольно привлекательная и должно быть не дура, раз решила пробиться в Витиум таким путем. В конце концов, найдется какой-нибудь старый дурак, который захочет, чтобы она принадлежала именно ему.
- Ария, верно? – она смотрела на меня невинно вылупленными голубыми глазами.
- Да, очень приятно, - я сделала паузу, надеясь, что она представиться. Может я и изображала сейчас роль папиной дочки, но не могла сыграть роль зазнавшейся богачки.
- О, зовите меня просто Аманда. Безумно рада вашему приезду! Позвольте показать вам вашу комнату? Мистер Стефан только и говорил о вашем приезде. А где же мисс Шарлотта?
После первого десятка вопросов стало понятно, что эта юная леди ходячий справочник сплетен и новостей, причем большинство гостей пробалтывались о своих секретах, даже не замечая этого. Так всегда и происходит. Нас не замечают, в то время как мы собираем крупицы власти с пола. Аманда проводила меня в комнату, где мне предстояло «переночевать», потому что по плану ночью мы снова должны быть в Овидиуме. В комнате меня уже ждал стилист, которого наверняка послал Стефан, чтобы не опозориться из-за своей никчемной дочери. Мне быстро соорудили незамысловатую прическу, подняв волосы наверх, и оставив свисающей лишь одну прядь, закрученную в тугой локон. Прическу украсила изящная заколка в виде лотоса, инкрустированная жемчугом и бриллиантами. Признаюсь, мне было даже страшно ходить с такой вещью у себя на голове. Если бы я появилась в таком виде на улицах Овидиума, меня нашли бы мертвой в какой-нибудь пустынной улочке. У отца всегда все было предусмотрено. Мой наряд лежал на постели, вместе с бархатной коробочкой, в которой лежали украшения. Я и в правду должна была выглядеть его гордостью на сегодняшнем вечере, раз он так старается. Платье было облегающим, чуть ниже колена приятного мятного цвета. Никаких кружев и кристаллов, просто облегающий пошив, который должны были украсить жемчужные серьги и колье. Надев все это, я не поверила отражению в зеркале. Это уже была не я. Не та запуганная девушка, которую подобрали с улицы. Я была королевой, настоящей леди, которая могла бы дать отпор любому. Я была прекрасна.
Ужин начался ровно в восемь, как и было написано в приглашении. Пунктуальность одна из особенностей и, я бы сказала, привычек жителей Витиума. Они не привыкли опаздывать и терять время зря. Выйдя из комнаты, я услышала звуки классической музыки, доносившиеся с первого этажа. Нужно было расслабиться и просто играть свою роль. Но актриса я всегда была плохая, а перед огромной аудиторией у меня начиналась паника, поэтому не знаю, как я справлюсь со всем этим, но я была должна это сделать. Я подошла к огромной лестнице, по которой мне предстояло благородно спуститься, приветствуя гостей этого дома. Нужно не забыть про радушную улыбку и постоянно рассказывать, что мы приехали из Германии, где отдыхали последнюю неделю. Первый шаг, второй, я уверенно спускалась по ступенькам, постоянно прокручивая в голове, что и как мне следует делать. Мысли крутились все быстрее и быстрее, а музыка играла все громче и громче и в конечном итоге я просто подвернула ногу. Это случилось как раз в тот момент, когда оркестр затих, и грохот от моего падения раздался по всему залу. Сотни глаз моментально устремились в мою сторону и, готова поспорить, эти люди начали сочинять сплетни с этой самой секунды. Кто-то окрестил меня пьяницей, кто-то наркоманкой, которая уже не может держать равновесие, кто-то просто невоспитанной девицей. Разумеется, никому и в голову не приходила истинная причина всего происходящего. Поэтому, пусть лучше придумывают, мне так будет проще.
Быстро поднявшись и изобразив скромную улыбку, я бросила короткое «прошу прощения» и бросилась к официанту за бокалом с соком. Пить я не собиралась, но иметь в руках выпивку, все равно, что иметь план к отступлению. Всегда можно скрыть свою ложь за глотком и восхищением, какой же это вкусный напиток.
За весь вечер ко мне подходили наверно раз сто, спрашивали как моя учеба и как прошел отдых, на что я с вежливой улыбкой врала как могла. Наконец дворецкий позвал гостей к столу, и я не знала радоваться этому или наоборот. Сидела я рядом с Алексом, а он соответственно рядом с отцом. На маму я старалась не смотреть, как и на вышеупомянутых. Так и просидела пол ужина, уставившись в тарелку и вспоминая какой вилкой есть десерт, какой рыбу и какой ложкой резать мясо. Может ирония была не уместна в данной ситуации, но я не могла себя сдерживать, поэтому, то и дело издавала приглушенный смешок. Хотя его почему-то слышал каждый, поэтому я раз за разом ловила на себе осуждающие взгляды, хотя может мне просто так казалось. Если брать в целом, ужин проходил не так плохо, как я себе представляла. Я очень старалась избегать чьего-либо общества, поэтому всегда стояла где-нибудь в стороне, тихо кушая канапе. Потому что я точно знала, как нужно есть эти маленькие бутерброды. Было скучно, и я очень устала. Вечер, судя по всему, в скором времени должен был подходить к концу, поэтому я решила, что никто не заметит моего отсутствия, в то время, когда я буду отдыхать в своей комнате. Когда еще мне удастся полежать на этой мягкой кровати. Зазвучала приятная музыка и все гости слились в пары для медленного танца. Воспользовавшись этим моментом, я проскользнула к лестнице и практически выполнила поставленную задачу, но внезапно мою руку накрыла чья-то ладонь, не давая двигаться дальше. Поймана во время побега. Ну что ж, я готова принять наказание. Я медленно поворачиваюсь и вижу Алекса. Первая мысль, которая пришла мне в голову « что ему от меня нужно?», но я не стала оглашать этот вопрос вслух. Я просто стояла и выжидающе на него смотрела. Картина писаная маслом. Действительно красивая картина.

* * *

Нелепость ситуации всегда замечает тот, кто о ней знает или тот, кому она нужна для сенсации. Вы понимаете о чем я. Пресса. Витиум – город, где личная жизнь приравнивается к всеобщему достоянию. Семья политика вроде вне гласного примера того, как каждая ячейка общества должна вести свой образ жизни в золотой клетке. Я не знаю, как отцу удалось избежать присутствия журналистов сегодня на приеме, но могу сказать одно: ходы просчитывает он идеально. Ни я и, видимо, ни он не верили в Арию, в ее прекрасное выступление на публику, следовательно здесь присутствуют только третьи лица, не видящие столь очевидной лжи или просто не утруждающие себя ее раскрыть. Шерлок давно не с нами.
Внешность тоже важна, нельзя быть уверенным в том, что с течением времени так легко поддается изменениям. И пусть в нас течет одна кровь, Овидиум, то место, где уродуется не только душа, но и тело. Можно легко понять, чем заканчивают там многие женщины, мать тому пример. Но ты счастливица, именно так, сестренка. Твое лицо прекрасно, как и тело, скрывающее синяки под одеждой, а я просто сделаю вид, что не знаю о них и буду представлять ангела, которому не страшна любая грязь. Правда не буду себе врать, это только первое впечатление. Дальше ты делаешь неуклюжий, такой шаткий шаг, пытаясь выглядеть при этом слишком горделивой и уверенной в своем положении, что придает тебе лишь одну неуклюжесть и вызывает насмешку. Отворачиваюсь от жалкого зрелища, похоже мне надо выпить, еще нас ждет танец, но не успевает рука дотянуться до бокала, как я, а в прочем и все гости, слышу хлопок. Даже не хочу обернутся в твою сторону и собственно этого не делаю. Бокал пуст.
Видимо твое падение это только начало. Ты окончательно решила раскрыть себя, убить репутацию семьи Рейн, похоронить мать, отца, я не против насчет Стефана, но отправить мою мечту в то самое место, на котором ты сидишь за столом, за этим чертовым столом, я не позволю. Мне кажется, я готов тебя убить, но гуманная мысль самому тебя перевоспитать побеждает. Ты на крючке, Ария, только подожди.
Всегда надо видеть плюсы в сложившейся ситуации. Крах, так тщательно собираемого пазла идеальной семьи, может произойти, а может и нет. Но его вероятность высока, а плюс состоит именно в том, чтобы следить невзначай за Стефаном. Каждый неверный шаг, слишком громкий вздох Арии заставляет его сердце пропускать удар, задерживать дыхание. Не было бы так весело, если бы отец не был в центре внимания. Окруженный богатенькими буратино, он должен держать вид. Строгий взгляд, улыбка в нужный момент, отвечать на вопросы, которые совсем не о жизни, и делать при этом заинтересованный вид именно в собеседниках довольно тяжело. Для него. Для меня же это забавно. Вперед, великий мэр, покажи им свое превосходство.
А теперь о тех, кто достоин в какой-то степени восхищения. Шарлотта ведет себя как рыба в воде. Столь банальное сравнение подходит как никогда лучше. Кто бы мог подумать, что шлюха найдет авторитет среди жен миллиардеров. Разговоры о моде, погоде, раздача советов о лучшем ресторане и салоне; они словно кричат, ты достойна стоять рядом с нами. Хотя откуда этим людям знать, что Шарлотта Рейн никогда не была в этих местах. Надо уметь так красиво врать, и так искренне улыбаться.
Вечер подходит к концу, но мое испытание начнется именно сейчас. Обещанный танец. Нет, скорее приказной. Боюсь представить, как это будет выглядеть, если она даже ходить нормально не может. Да и не это главное. Встречи с ней словно яд, медленно проникающий в тебя, в твое сознание, заставляющий думать о том, что годами пытаешься забыть, о том, что будит тебя ночами с ужасом в глазах. Если только взгляд Арии вызывает старую ненависть, то прикосновение к ней означает конец. Конец моей игре безразличия, иллюзии ее существования. Я прекрасно понимаю, что это должно было случится еще раньше, как только она с матерью появились на пороге нашего дома, но как же я хотел сохранить любовь в своем сердце, где-то там, на его задворках. Ты уничтожаешь с такой легкостью и точностью всё дорогое мне. Медленная музыка коснулась моих ушей, ознаменовав нашу войну. Именно, ты же не позволишь моему характеру сломать твой. Ты же не позволишь моей ненависти выйти за пределы, да, Ария? Обвожу взглядом помещение. Где же ты, сестренка. Ответ очевиден, ты сбегаешь не дождавшись конца. Как жалко, и как трогательно, ты же сегодня в главной роли.
Прикосновение к руке, вопрос в твоих глазах. А ты думала, я позволю тебе сбежать, навредив мне? Прости, но я дорожу своим положением.
-Последний танец за нами, так сказал отец.
Видимо сегодня нам отведено только по одной реплике друг другу, так как она ничего не отвечает. И вот мы стоим в центре зала, кто-то выжидающе смотрит на нас, а кто-то наслаждается танцем со своим партнером. Неуверенное касание к моей ладони дает понять, что она волнуется или просто не знает, что делать. Твою мать, только не говорите, что никто не позаботился об обучении танца этой девчонки. Сжимаю тонкие пальцы и Ария вздрагивает. Боже, сколько сентиментальностей. Кладу вторую руку на талию и она напрягается. Так ничего не выйдет. Определенно.
-Расслабься, я поведу, а ты следуй.
Подчинение, вещь такая всеми любимая, но никто не хочет его проявлять. И ты не исключение. Мы выглядим слишком неуклюже, смешно и позорно. За всю мою жизнь, мне никто не отдавливал так ноги. А тебя кажется это только забавляет. Потому что с каждым движением напряжение в твоем теле спадает по непонятной мне причине. Хорошо, раз все и так испорченно, я тебе наглядно покажу, что такое стыд. Секунда и твое тело прижато к моему вплотную. Но что ты сделаешь? Мужская сила ничто по сравнению с твоими жалкими попытками выбраться из захвата. Чувствуешь моё дыхание кожей, тепло, исходящее от меня, равномерное биение сердца и парфюм. А что чувствую я? Учащенное сердцебиение, вспотевшую ладонь и борьбу за свободу. Музыка заканчивается, клетка открывается. Ты свободна - лети. А вот я уже в цепи.


 

0 комментариев

Перед тем, как написать сообщение, вы должны войти на сайт или зарегистрироваться

  • Нет комментариев

Что нужно в первую очередь развивать Анимеблогу?

Сейчас на сайте:

Посетителей: 77
Зарегистрированных: 2, невидимых: 0
Гостей: 75

Список пользователей