Рассказ / Медальон Цестофилии . Глава 3

Автор: Konsul D.
Бета: (засекречена)

Название: Медальон Цестофилии 
Статус: в процессе написания 
Размер: пока что неизвестен
Жанры: фантастика, юмор, экшн
Описание: История повествует о мальчике по имени Куро Генку и о его друзьях, которые путешествуют с целью сбора всех частей артефакта «Медальон Цестофилии», ведь в случае удачи – они смогут загадать любое желание, и оно будет исполнено. 
Но на самом деле это всего лишь пародия на «Dragonball», и в рассказе буду обозревать различные явления, которые встречаются как в интернете, так и за его пределами. Естественно взгляд на проблемы будет подан в издевательском свете. 

События и персонажи абсолютно вымышлены, все сходства с реальностью – конечно же, случайны. Для второстепенных персонажей 2 и 3 главы совершенно никто прототипом не служил, в особенности редакторский состав фан-сайта narutoclan.
Рейтинг: R 
Размещение: только с разрешения автора

Предупреждения: смерть персонажей, насилие, нецензурная лексика

Дисклаймер: Konsul D.


 



Глава 3

Дуэльный клуб

 

Генку проснулся из-за шума. К этому моменту практически весь Дуэльный клуб был заполнен людьми, турнир вот-вот должен начаться. Мальчишка не обнаружил возле себя ни Вирны, ни проводницы Вилт Кат. Справа от него сидел довольно странный парень, в волосах которого торчало павлинье перо. Заметив на себе удивленный взгляд Генку, он с присущей ему театральностью произнес:
- Я – Коу Фор.
- А где Вирна и та странная девочка? – спросил у него Генку.
- Ты что, не понял? – возмутился судья дуэльного клуба. – Я – Коу Фор… Коу Фор.
- Понятно, так где же Вирна? – не унимался мальчишка.
- Я – Коу Фор, твою мать! – не выдержал парень. – Ты должен просить у меня автографа и целовать тыльную часть ладони!
- Что? Почему это? – совершенно не врубался в происходящее Генку.
- Почему? Хм, - тряхнул головой парень. – Потому что, я – … Коу Фор! Редактор королевского издательства! А потому человек, который достиг всего в этом мире!
- А, понятно. Значит ты крутой человек? – почти поверил ему Генку. Коу Фор был весьма доволен заданным ему вопросом и отвечал на него медленно, отчеканивая каждый звук:
- Конечно… я – Коу Фор, редактор, и, как все редакторы, я априори крут.
Приняв дальнейшее молчание Генку в качестве шоковой реакции на свою исключительную значимость во вселенной, Коу Фор решил поинтересоваться проблемами мальчишки:
- Так кого ты искал? Быть может, ввиду своей шедевральности, я помогу тебе, мой юный фанат.
- Вирну! Она должна была участвовать в турнире, где надо сочинять всякие истории! – выпалил Генку, до этого молчавший из-за того, что прислушивался к округе своим феноменальным слухом. Однако, даже его слух был бесполезен в таком шумном месте, где говорили все и без умолку.
- Не знаю, где она сейчас, но если она действительно принимает участие в турнире, то скоро ты увидишь ее вон за тем круглым столом.
- Откуда ты знаешь?! – поинтересовался Генку.
- Я ведь – Коу Фор. Буду судить этот турнир, - без лишнего пафоса ответил редактор.
- А ты действительно крутой человек, - изумился мальчишка.
- Разумеется. Ладно, мне пора, - Коу Фор встал, поправил перо и, перед тем как уйти, добавил: – Так и быть, помогу этой твоей Вирне. Отдам свой голос ей в награду за то, что ты оказался искренним фанатом.
- Круто! – обрадовался Куро Генку.
- Конечно, ведь я – Коу Фор…

В это время в комнате судей проходили сборы. Собрались все судьи кроме Коу Фора, но его отсутствие мало кого волновало.
- Ну, что, пойдемте и раскритикуем в говно этих неудачников, - произнесла Семпра Либера.
- Неплохая идея! – поддержала Саша Лексил.
- Нет, Лексил, - вмешалась Фирензе-сама. - Они еще даже ничего не написали! Турнир-то не начался пока.
- Все равно они неудачники, - буркнула Яна Тарь. – Ведь они не редакторы, в отличие от нас.
- С этим не поспоришь, моя юная ученица-некрофил, - снова взяла слово Фирензе-сама. – Однако ведите себя достойно, как подобает придворным дамам. Знаете же мой фетиш этот… Кроме того, у нас зарубежный гость в качестве почетного судьи приглашен. Не опозорьтесь перед ним.
- Ой, подумаешь, почетный… - встряла Либера. – Куда ему до вашего превосходительства, ведь вы солнце нашей жизни, луна наших судеб, мать всея Водоворотов Клана. Фирензе-сама, вы самая лучшая канцлер в мироздании!
- Действительно! – наигранно-восторженно поддакнула Саша Лексил.
И лишь Ирин Чик молчала: ей жутко не нравилось, что ее никто не похвалил. Она стала накапливать злость, чтобы, как и всегда, отыграться на других, в данном случае на участниках турнира.
Когда прибыл Коу Фор, Фирензе-сама раздала дополнительные поручения, после чего они направились в главный зал Дуэльного клуба. Турнир вот-вот должен был начаться.

Участницы и участники турнира уже сидели на своих местах за круглым столом. Перед ними были лишь чистые листы бумаги и ручки. Свои произведения они должны были написать у всех на виду в течение отведенного времени. Судьи же должны были наблюдать за этим процессом, сидя на мягких креслах, попивая лимонный чай.
Взяв в руки микрофон, Фирензе-сама поочередно представила каждого из судей. Последним же представлять довелось зарубежного гостя:
- И, наконец, наш почетный судья, председатель союза литераторов Глории, писатель и лингвист с многолетним стажем, профессор, господин Тол Киен! – от этих слов публика взорвалась аплодисментами: все-таки среди них были ценители истинного искусства. И лишь редакторы да судьи хлопали ну очень жеманно.
Затем канцлер представила участников турнира. Когда представляли Мимозу Веирд, у Либеры вспыхнули неприятные воспоминания. Однажды Семпра искала себе критика и наткнулась на Мимозу, чья критика ей весьма понравилась. Однако, чтобы предложить ей пост, Семпра предоставила Веирд в качестве тестового задания написать отзыв к своему произведению. Критический отзыв Мимозы, где популярным языком была обоснована ничтожность работы, весьма не понравился Либере. Со словами «ты нифига не умеешь критиковать» она прогнала Веирд и теперь готовилась голосовать против нее. Наконец-то ей представился шанс отомстить.
Негласным фаворитом турнира считалась Дарк Анджел, которая являлась близкой подругой Ирины Чик. А Гошика Вирна была темной лошадкой.

Генку наблюдал за всем происходящим со своего зрительского места. Вилт Кат по привычке быть шестеркой принесла ему еды и тем самым обуздала его непоседливость. Впрочем, у Куро не было причин буянить: он хорошо выспался и теперь вкусно ел. Увидев среди судей Коу Фора, он помахал ему. Заметив это, редактор самодовольно вздернул подбородок, бросив взгляд свысока. Ему как никогда нравилось ощущать себя центром мироздания. В этот момент канцлер и по совместительству ведущая турнира зачитала задание:
- Жанром вашего произведения должны быть романтика, драма и психоделик. Сейчас я расскажу вам про тему. Итак, семейная пара: леденяще-обжигающая жена, у которой пару лет есть один и тот же любовник. Любящий до ненависти ее муж, потакающий любым ее прихотям и не замечающий даже очевидных признаков измены. Но случается так, что однажды супруга видит своего любовника в жарких объятиях мужа и их собаки. О чем говорят или лают эти тайные любовники? Какие цели они могут преследовать? И как отреагирует на это обманутая женщина? Собственно вот все. Желаю удачи.
Куривший в этот момент трубку профессор Тол Киен поперхнулся от услышанного и закашлялся. Но на это никто не обратил внимание. Участники турнира с рвением стали марать бумагу, дабы породить шедевр, что принесет им победу. Ирин Чик сверлила взглядом Мимозу Веирд, а Вилт Кат тем временем ушла ублажать очередного чиновника. Фирензе-сама села на свое кресло и наслаждалась тем, как Семпра Либера облизывала и обсасывала ее левое ухо, тогда как Деки Ойз нашептывала слова восхваления в правое.

Когда отведенное время подошло к концу, судьи очень быстро отобрали троих финалистов. Как и планировалось, ими стали Дарк Анджел, Мимоза Веирд и Вирна Гошика. Теперь нужно было прочесть их произведения по отдельности, чтобы судьи могли оценить эти работы и проголосовать. Читала произведения вслух Саша Лексил, поскольку Фирензе-сама в качестве шестерки на этот раз определила именно ее. Лексил, нарочито кашлянув, стала зачитывать работу Дарк Анджел:
- «Периодичная глупейшая ссора, ничтожнейшая склока, высосанная из пальца. Александра уже давно не торт, не такая открытая и ржущая девочка, на которой он женился по пьяни шесть лет назад. И он уже давно не милый. Она словно по геометрической прогрессии все чаще обвиняет его в безразличии, в бесчувственности, в бессердечности, в бесстрастности, в безмятежности, в равнодушии и эгоцентризме. Орет, как ненормальная, из-за микроскопических мелочей, докучает беспощадными и бессмысленным допросами с пристрастием и абсолютно всегда закатывает истерики. Он молчит. Молчит и пьет по-черному, отсиживаясь в кабаке. Прокуривает до трех пачек сигарет за ночь…».
Не успела Саша Лексил дочитать, как Деки Ойз тут же принялась хвалить произведение своей ближайшей подружки:
- Ага, определенно да! Ты сделала мой день, родная! Всю ту печаль, всю растерянность, мимолетный порыв, сомнения, боль, что рвет изнутри – все это тебе удалось передать в совершенстве. Осознавая все это, мне становится не по себе, потому что я-то это все дело могу представить, и ты об этом знаешь. Но как умудрилась почувствовать это ты? Просто необъяснимо! Не пребывая в такой ситуации, так филигранно точно все подметить! Для меня это величайшая тайна вселенной! Я слушала с замиранием сердца, соглашаясь с каждой буковкой, переживая каждое слово, злясь, срываясь и умирая вместе с героями, образы которых ты раскрыла как настоящий гений. Это бесподобно! Спасибо!
- А по мне, получилось не очень… - задумчиво произнесла Фирензе-сама, вспоминая, как скучно они провели время с Дарк Анджел. Все-таки ей больше нравились неживые любовники. Как бы это ни было ожидаемо, все остальные судьи поддержали мнение канцлера.
- Действительно. Мне кажется, даже криворукие гоблины смогли бы написать более интересное и значимое творение, которое несло бы в себе малейшие признаки смысла и логики, - вынес свой вердикт профессор Тол Киен.

Следующим участником, чье произведение полагалось зачитать, была Мимоза Веирд. Саша Лексил сделала глубокий вдох и начала читать:
- «Я выбегала из дома в ту ночь около пяти раз… И снова возвращалась, входила через единственную дверь, открывала каждую комнату в доме, шла по своим же грязным следам. Какого это, по-вашему, снова и снова делать все те же скучные вещи, снова и снова, а потом еще раз и еще?.. Я знала, что в этот пятый раз могла бы остановиться, могла изменить своему бредовому плану, но нет же, то, что я увидела три часа тому назад, уже не имело возврата. Очевидно, что-то другое возврат имело бы, но именно это не имело.
Наверное, я была слишком шокирована тем, что застала в постели своего мужа с моим любовником, да к тому же с собакой. Я очнулась лишь тогда, когда услышала звук дробовика, из которого расстреляла мне неверных. Что-то мне подсказывало, что собаку в расход я пустила первой… Я не знаю, что двигало мною…».
На этот раз первым слово взял господин Тол Киен, решивший высказать все, что он думает о данной работе:
- Да что же это такое дамы и господа? Здесь что у нас, конкурс надругательства над искусством? Мы что, собрались здесь для того, чтобы очернять писательское ремесло и издеваться над прозой? Как вообще нечто подобное могло увидеть свет? Ведь написать такое все равно, что совершить двойное самоубийство во имя истребления зла! Возмутительно! Это чистой воды бред, вышедший из-под пера перманентного потребителя стерильного спирта!
- Профессор совершенно прав, - несколько меланхолично произнесла Фирензе-сама (не осознавая двусмысленности своих слов). Соответственно, остальные судьи также высказались негативно, и дали наименьшие баллы.
- А мне понравилось, - сморозила Саша Лексил, чем навлекла на себя недовольные взгляды, и ей пришлось выруливать ситуацию. – Но не настолько, чтобы давать высокий балл…

Самым последним было зачитано произведение Вирны:
- «Когда жена увидела любовников, что занимались непристойным делом, чуть не упала в обморок. Она испытала боль, что разрывала ее изнутри на атомарные частицы. Она испытала нестерпимую горечь предательства, отчего ей хотелось придушить своего мужа, любовника, а собаку вообще выгнать.
Но она любила. Любила мужа. Любила и своего любовника. Собаку тоже, кстати, любила. Поэтому она не могла их придушить. Ярость закипала в ней, словно в унисон работали миллионы мартеновских печей.
В итоге, она поняла, что больше не может сопротивляться своим желаниям, и смиренно присоединилась к троице…».
- Браво! – восторженно произнесла Яна Тарь. – Это восхитительно!
- Я – Коу Фор, редактор королевского издательства и судья этого элитного турнира, считаю, что в данном конкурсе победила Гошика Вирна. Мне понравилось, как она раскрыла тему задания.
- Это шедеврально, Вирна! – слово взяла Семпра Либера. – Ты сумела в своей работе соединить несоединимое. Так кратко и деликатно описала ситуацию и решение этой проблемы. Всего лишь маленьком абзаце ты умудрилась сделать огромную кульминацию! То есть, сохраняя свой простой стиль, ты описала нам очень эпичную драму. Я искренне сопереживала героине, потому что сложившаяся ситуация даже меня ввергла в остолбенение, от чего недалеко и остервенеть. Жаль лишь то, что ты не раскрыла личину собаки, но, мне кажется, так даже лучше, потому что интригует и создает ореол загадочности. Мне весьма понравилось!
- Думаю, я бы написала лучше… - начала Ирин Чик. – Но так как в турнире я не участвовала, думаю, победителем можно считать Вирну.
От слов судей Вирна чуть было не взлетела до седьмого неба от счастья, но слова профессора Тол Киена быстрое спустили ее на землю:
- Мне чрезвычайно непонятна позиция моих коллег. Мало того, что эта работа не соответствует ни малейшим стандартам качества, так и еще в ней отсутствует хоть какое-нибудь достойное внимания содержание, которое можно было бы подвергнуть критике. Да и вообще ни одна из турнирных работ, на мой взгляд, не заслуживает не то, что победы, а просто того, чтобы быть услышанными нами. Полнейшая макулатура. Бред обкуренных и закидавшихся орков. Больше говорить я не желаю.
- Отдаю победу работе Вирны, - канцлер в этот раз решилась обойтись без лишнего пафоса, уж сильно ее мысли были заняты другим в предвкушении свежей мертвятины. В этом и была вся Фирензе-сама: ей безумно нравилось все тухлое. – Чемпионом нашего турнира становится Гошика Вирна!
Зал зааплодировал.

Чтобы обеспечить себе победу, Вирне пришлось неплохо поработать языком. Начала она с канцлера.
- Звездоликая Фирензе-сама! Я – Вирна, участница турнира!
- Если тебе хочется ублажить меня оральными ласками – занимай очередь, - самодовольно произнесла Фирензе-сама.
- Да нет! Тут такое дело… позволите объяснить?
- Ну, ладно, выслушаю тебя, милочка.
- В общем, я и мой партнер вязались в одно опасное дело. Без трупов не обойтись. Ну не пропадать же телам даром?! Может, скажете ваш почтовый индекс?
Глаза Фирензе-сама блеснули, она невольно облизнулась. Написав на бумажке почтовый адрес, она протянула ее Вирне со словами:
- Учти, пол и возраст не имеют значения. Похоже, ты талантливый писатель.
Задобрив канцлера, Вирна затем побежала искать Яну Тарь. Обнаружив ее в женском туалете за непристойным занятием, Вирна рассказала юной девушке около тридцати четырех пошлых анекдотов, которые ей диктовала Вилт Кат через наушник. Обхохатавшись до боли в животе, девчонки разошлись. Как ни странно, Яна Тарь признала Гошику отличной рассказчицей и сделала заявление, будто бы Вирна является фаворитом турнира.

Но на этом девушка не остановилась и продолжила поиски остальных судей. Увидев Семпру Либеру, она стала приближаться к ней, произнеся монолог, придуманный Вилт Кат:
- Как же я ненавижу Мимозу! Эта Веирд гроша ломаного не стоит! Самый прискорбный в мире критик! Да она даже недостойна именоваться критиком. И редактором ей никогда не стать, даже нормально текст проверять не умеет.
Услышав такие приятные слова, Либера остановилась и заговорила с Вирной, которая сразу стала осыпать ее комплиментами. Девушка Семпре сразу же понравилась, произвела самое лучшее впечатление. Напоследок она сказала:
- Мне кажется, ты весьма хороший писатель. Напишешь как-нибудь аннотацию мне или хорошую критику… - на что Вирна радостно-наигранно кивнула.
Примерно после десяти минут со встречи с Либерой Вирне удалось найти Ирин Чик. Она полностью осознавала, насколько опасно вступать в контакт с этой судьей, но другого выхода не было. Максимально приветливо поздоровавшись с Ирин Чик, Вирна взасос поцеловала тыльную сторону ее ладони, затем выразила восхищение тому, какие мягкие у редактора руки. Далее Вирна стала на ходу сочинять, сколько хорошего она наслушалась за буквально одно утро про Ирину Чик. Затем ее рассказ плавно перешел в открытое восхваление и похвалу всех мыслимых и немыслимых качеств и способностей Ирины. Вирной в адрес Ирин было сказано более трехсот двадцати пяти эпитетов, восьмидесяти трех метафор, тридцати девяти метонимии, двадцати аллегории и шести гипербол хвалебного характера. В итоге, Вирна понравилась Ирине.

К сожалению, пересечься с остальными судьями не удалось, так что Вирна не переставала волноваться во время написания своего турнирного произведения. Но все обошлось, и теперь ее ждала вожделенная награда. Однако, стоило Фирензе-сама вручить Вирне частицу медальона Цестофилии, как Мимоза Веирд закатила сцену, которая дружно переросла в массовую драку. Гошике не составило большого труда отыскать Генку, который также вступил в драку и спокойно раскидывал своих соперников. Шепнув ему на ухо «бежим», она потянула его прочь из Дуэльного клуба, а затем и из этой странной страны тоже. Оказавшись за пределами Водоворотов Клана, наши герои смогли спокойно вздохнуть. Ведь над ними больше не нависал смог пафоса и туман лицемерия.
Вирне и Генку удалось достать частицу артефакта, и теперь у них было два медальончика из четырех. Но где находятся остальные части и как их достать? Об этом узнаете из приключений в следующих главах.


 

0 комментариев

Перед тем, как написать сообщение, вы должны войти на сайт или зарегистрироваться

  • Нет комментариев

Что нужно в первую очередь развивать Анимеблогу?

Сейчас на сайте:

Посетителей: 78
Зарегистрированных: 1, невидимых: 0
Гостей: 77

Список пользователей